Cекс расcказы

Новые рассказы
Лучшие рассказы


Обои


Игры онлайн


Интересное


Фото эротика


Татуировки


Фото приколы


Знаменитости


Шоу бизнес


Анекдоты


Гороскопы


Тосты и поздравления





Яндекс.Метрика

Фото эротика


Фото знаменитостей


Партнеры


Подписка на новости



Наша кнопка


HTML код кнопки


Секс рассказы / Инцест / Походные приключения семьи



Походные приключения семьи

Начало

Шел второй день нашего похода. Вчерашний был весьма труден с непривычки, но сегодня уже было легче, хотя мы шли пешком с самого полудня и очень устали. Смеркалось, и настала пора остановиться на ночлег. Довольно быстро установив палатку, мы с сыном развели огонь, а жена с дочерью разогрели консервы, так что, где-то в начале десятого, плотно поужинав, мы наконец-то расслабились у костра. После почти двадцатикилометрового марша все чувствовали себя как в раю.


Дети вот уже два года как учились в закрытом частном учебном заведении в Великобритании, и впервые приехали домой на летние каникулы. Прошлым летом они отдыхали в скаутском лагере в Бирмингеме, попутно совершенствуя язык, поэтому мы с ними не виделись. Мы с женой занимаем довольно высокие посты в одной совместной компании по производству… Впрочем, это неважно, главное, что у нас нет дедушек-бабушек и за детьми некому смотреть, а работа связана с частыми разъездами. Мы и друг друга-то нечасто видим, так что представившаяся возможность дать детям хорошее образование за рубежом, попутно развязала нам руки, позволив без помех заниматься карьерой. Впрочем, мы постоянно были с ними на связи по телефону и интернету. За эти годы дети сильно выросли, сын уже мать догнал, а дочь была даже немного выше. Я невольно отметил, что она стала весьма привлекательной девушкой.

Мы организовали пятидневный поход по Валдайской возвышенности, чтобы без помех пообщаться с природой и друг с другом. За прошедшие два дня первая неловкость после долгой разлуки сгладилась и все как-то раскрепостились, стали меньше стесняться друг друга, и дети стали больше рассказывать о своей жизни в Британии и делиться секретами. Вот и теперь мы наслаждались неспешной беседой, в основном, о том, что происходило в их школе. Именно в этот момент и пошел дождь. Впрочем, слово дождь недостаточно для описания тех потоков воды, что разом хлынули на нас с неба. Впопыхах мы стали прятать разбросанные по всей поляне вещи в палатку, и когда, наконец, сами забрались в нее, то уже промокли до костей. Замерзшие, мы сбились в кучку подобно мокрым котятам.

– Нужно быстрее снять одежду, – Катя с тревогой смотрела на детей, – Или мы точно подхватим простуду.

– Полностью с тобой согласен, – я тоже взглянул на детей, которые не в силах ответить, лишь стучали зубами, – Давайте соорудим что-нибудь, вроде ширмы.

Мы с женой натянули покрывало, разделив палатку пополам, и булавками прикрепили его к стенкам. Денис, наш старший, которому лишь недавно стукнуло пятнадцать, подхватил рюкзаки матери и сестры, и сунул их за покрывало, а свой рюкзак забрал на нашу половину. Дочь, Анжела, все это время стояла у выхода, обхватив себя руками, и тихонько дрожала. Капли воды с ее одежды падали на брезентовый пол, собираясь в лужицу. Я не мог не заметить сквозь мокрую ткань футболки очертания ее уже вполне оформившейся груди, поскольку бюстгальтера она не носила в соответствии с теперешней молодежной модой. Она была всего на год младше Дениса, но казалась значительно взрослее и выглядела сногсшибательно: длинные светлые волосы, приятные округлости фигуры, сравнительно недавно появившиеся, но уже такие притягательные для мужского глаза.

Как только с ширмой было покончено, наши женщины ушли к себе и стали раздеваться. Я уже стягивал футболку, когда из-за ширмы раздался Катин голос:

– Мальчики, вы не будете возражать, если мы заберем у вас фонарь? Здесь слишком темно.

Откинув край покрывала, я передал им наш аккумуляторный светильник, который жена поставила у стены палатки. Тени, появившиеся на покрывале, со скрупулезной точностью обрисовали силуэты полуобнаженных женщин. Поначалу я даже не заметил этого, продолжая раздеваться. Но тут Денис, стягивая джинсы, повернулся к покрывалу лицом, и я увидел, как расширились его глаза. Тогда я и заметил тени жены и дочери на ткани покрывала. Они уже были полностью обнажены, острые соски Анжелы не давали в этом сомневаться, и теперь копались в своих рюкзаках. Зрелище было настолько возбуждающим, что я немедленно почувствовал приток крови к своему члену. Так вот что привлекло внимание Дениса! Я как-то внезапно понял, что сын – уже оформившийся мужчина, а не тот мальчишка, которого мы провожали на чужбину, а дочь – вполне взрослая женщина, способная сама стать матерью.

Я постарался выкинуть эти мысли из головы, и, быстро стянув мокрое нижнее белье, заменил его сухой парой. Надев поверх чистую футболку и сухие шорты, я, наконец, почувствовал, как постепенно возвращается тепло.

– Дорогая? Ты случайно не прихватила с собой чего-нибудь для сугрева? – обычно мы всегда берем в поход бутылочку ликера или чего-нибудь еще.

– Ты читаешь мои мысли, – с энтузиазмом откликнулась жена, – Она – в наружном кармане твоего рюкзака.

Немного покопавшись, я наконец извлек на свет литровую бутыль коньяка.

– Да, это именно то, что требуется после такого дождя, – я с легкостью откупорил крышку, и вдохнул приятный аромат. – Думаю, нас всех это хоть немного согреет.

– Нас? Ты имеешь в виду и детей тоже?..

Вообще-то, моя жена – противница спиртного для детей и запрещает им пить даже шампанское. Денис, уже успевший натянуть сухую футболку, просительно смотрел на меня.

– Ну, не знаю, наверное, сейчас им это не повредит.

– Конечно, мама, – быстро добавила Анжела, – Мы с Денисом замерзли не меньше, чем вы.

– Ладно, видимо сейчас это и впрямь необходимо. Но только по чуть-чуть. Я не хочу, чтобы мои дети стали алкоголиками, даже ради их здоровья.

– Не бойся, мама, – в голосе Анжелы прибавилось энтузиазма, – мы уже взрослые.

Я повернулся к натянутой перегородке с бутылкой в руках и снова увидел силуэт голой дочери. Вытянув руки вверх, она, как раз, надевала на себя майку. Взглянув на Дениса, я заметил, что и он с увлечением поглядывает на игру теней, но… больше наблюдая за своей матерью. Катя искала что-то в рюкзаке, и ее полные груди слегка раскачивались в такт движениям рук... Да, зрелая женская красота наверняка должна быть привлекательной для юнцов.

У меня снова стал вставать, и я быстро присел, стараясь скрыть выпуклость на шортах. Это движение отвлекло сына, и он вопросительно взглянул на меня. Я нервно рассмеялся...

– Да уж – видок, – прошептал я. – На, вот, глотни...

Я протянул ему бутылку. Денис подхватил ее и сделав первый глоток, тут же закашлялся.

– Ох, и крепкая же штука.

– Зато прогреет тебя до самых пяток.

– Это точно, – мальчик улыбнулся, – хотя вкус мог бы быть и получше.

– Ты ничего не понимаешь в напитках, – улыбнулся я и, забрав у него бутылку, тоже сделал глоток. Жидкое пламя окатило горло и устремилось вниз по пищеводу, приятно согревая тело.

Анжела выбралась из-за занавески и уселась рядом с нами на спальном мешке. Она так походила на свою мать во время нашего с ней знакомства! Конечно, черты лица были несколько иными, как и волосы, но фигура – один в один. Грудь, правда, чуть меньше, а впрочем… быть может, я просто забыл. Я вручил ей бутылку и позволил слегка приложиться. Вскоре и Катя закончила с переодеванием и, свернув уже не нужное покрывало, присоединилась к нам...

Немного отогревшись, мы возобновили беседу, изредка потягивая из горлышка. Говорили в основном дети, а мы с женой слушали, иногда поддакивая...


Когда бутылка опустела – минут через пятнадцать – я внезапно почувствовал, как спиртное ударило в голову. Взглянув на Катю, я заметил, что и ее тоже развезло: ну, не то, чтобы она опьянела, но глаза явно блестели от алкоголя. Однако, наши дети казались на удивление трезвыми, хотя на их неокрепшие организмы коньяк должен был бы подействовать значительно сильнее. Впрочем, они и выпили меньше нас...

Как раз в этот момент Анжела, безостановочно жужжавшая по поводу школы, подруг и последних модных тенденций, внезапно резко сменила тему:

– Мам, знаешь, мне кажется, что я – страшная уродина и совершенно не привлекаю мальчиков.

– Что ты, дорогая... – язык моей жены немного заплетался, – С чего это ты взяла? Да ты – просто красавица! Они, наверняка, просто стесняются. У тебя красивое лицо и потрясающая фигура. Правда, Сереж?

Катя взглянула на меня, ожидая поддержки.

– Конечно! – ответил я слишком быстро, – Ты становишься очень сексуальной девушкой, которая будет сводить с ума любого мужчину!

– О, папа, да ты пьян!

– Не исключено! – под общий смех я лег на спину, убрав руки под голову, – И все же, я думаю, что ты – та еще штучка!

На какой-то момент в палатке повисла тишина, Анжела покраснела. Я не мог не заметить, как изменилось ее дыхание, заставив затрепетать грудь под тонкой тканью. Но ведь, правда, моя четырнадцатилетняя дочь – действительно горячая штучка!

– А как насчет меня? – прервал неловкую паузу Денис, – Я могу понравиться женщине?

– Конечно, крошка, – ответила моя жена, – Я сама удивилась, увидев, насколько привлекательным мужчиной ты стал.

– Ага, мужчиной, мои друзья уже вовсю хвастаются своими победами, а на меня девушки даже и не смотрят.

– Ну-ну, твои друзья больше хвастаются. Просто к девушкам нужен правильный подход. Я думаю, пройдет немного времени, и ты станешь знаменитым покорителем девичьих сердец, а пока я тебя приласкаю, иди сюда.– Катя прижала к себе придвинувшегося сына, обняв одной рукой и погладив другой по голове.

Я не мог не заметить, что он положил свое лицо прямо на ее прикрытую ночнушкой грудь. Если бы я не был так пьян, то мог бы поклясться, что при этом он губами прихватил сосок...

– Ты это серьезно, пап? – продолжала в это время Анжела, глядя на меня и слегка прикусив нижнюю губу.

– Конечно, милая! Ты – очень привлекательная... и, наверняка, очень чувственная (моя речь была немного нечленораздельной). Мальчики еще просто не научились правильно вести себя с тобой.

Она стала потихоньку передвигаться ко мне.

– Но почему же, тогда, я этого не ощущаю? Я имею в виду, если я и впрямь не уродина, почему они не хотят дружить со мной?

– Может быть, их слишком возбуждает твое присутствие, и они стесняются этого. – «Примерно как я сейчас», – добавил я про себя, глядя на приближающуюся дочь. Если бы ворот ее майки был чуть просторнее, то я мог бы уже видеть ее соски.

– Возбуждаются? А почему?! – Анжела была уже практически рядом.

– Потому, что ты – очень красивая и сексуальная, и вызываешь совершенно определенную реакцию у мужчин. Твои ровесники еще слишком малы, – я неотрывно смотрел в вырез ее майки, – и находясь рядом, они чувствуют себя готовыми к сексу, а это пока что пугает их.

– Так ты думаешь, что я так же сексуальна, как и взрослая женщина? – Анжела была уже прямо надо мной, и смотрела на меня сверху вниз.

– Да, дорогая. Ты красива и сексуальна, как настоящая женщина...

Она легла на меня, порывисто обхватила мою шею руками и прижалась лицом к груди. Я тоже слегка приобнял ее за спину.

– Спасибо, пап! – В ее голосе слышалось неподдельное облегчение. Наверняка все это уже давно мучило ее, но если б не выпитое, она бы так и не открылась. Неожиданно я, к своему стыду, почувствовал, что все, о чем я могу думать в этот момент, так это о ее груди, прижавшейся ко мне, и запахе ее шелковистых волос, щекочущих мое лицо...

Дочь прижалась, уткнувшись лицом мне в грудь. Автоматически я положил на нее и вторую руку, слегка поглаживая. Я ощущал ее тело своим, ее твердые соски чувствовались даже через слои ткани, разделявшие нас. Мои ладони скользили по ее спине, иногда заходя ниже талии и попадая на крепкую попку. Внезапно, она перекинула через меня одну ногу, и, продолжая обнимать, легла так, что мой закаменевший член прижался к ее промежности, и она не могла его не почувствовать. А Анжела, как нарочно, еще плотнее насела на него. Невероятно! Моя собственная дочь прижимается своей киской к моему члену. О, Боже! Неужели это правда?! Или это только пьяное воображение?

Я еще погладил ее спину, а затем схватил руками за бедра, и попытался оттолкнуть, прервав объятия. Но не тут то было! Она лишь сильнее раздвинула колени, крепче прижимаясь к моему телу.

– О, папа... – прошептала она, слегка касаясь губами моей шеи и, продолжая прижиматься ко мне, слегка задвигала бедрами...

Мои пальцы беспомощно скользнули на ее попку и слегка сжали ее. Податливая плоть была жаркой и очень аппетитной. Мои ладони массировали ее попку, все сильнее и жестче, стараясь попасть в такт, с которым Анжела двигала бедрами.

В этот момент я осознал, что все происходит на глазах у жены и сына...

«Катя! Денис! О, Господи», – мелькнула мысль, – «Какого черта я делаю?! Похоже, действительно слишком много выпил». Я повернул голову туда, где сидели жена с сыном.

Увиденное ошеломило меня: Денис, вынул левую грудь матери через вырез ночнушки и увлеченно сосал ее. Одновременно он тискал правую грудь прямо сквозь тонкую ткань! Жена сидела, откинувшись на рюкзак и закрыв глаза, одна ее рука все еще гладила голову сына, а другая... Другой она ласкала себя в промежности!.. Господи, что творится!?..

Денис в этот момент, придерживая грудь, облизывал, посасывая, сосок матери (весьма опытно, как подсознательно отметил я), а потом протянул свободную руку вниз, забравшись под подол... Совсем скоро Катя громко застонала, запрокинув голову назад и раздвинув ноги...

Все-таки явно сказалось спиртное… и то, что дети за год сильно изменились и уже совсем не походили на тех растерянных малышей, которых мы отправляли в пансион. Они выглядели взрослыми и отчасти незнакомыми людьми. До сих пор мы не могли представить себе, что они выросли, и у них может быть собственная личная жизнь.

Катина ночнушка задралась, и я увидел как рука Дениса ласкает киску матери, еще скрытую под тонкими трусиками.

В этот момент я вновь почувствовал движения промежности моей дочери по своему члену... Ухватившись за ягодицы, я постарался прижать ее к себе как можно сильнее, наблюдая при этом, как Денис сдвигает в сторону ткань трусиков, открывая влагалище... Послюнявив два пальца, он стал потихоньку вводить их во влагалище, продолжая сосать грудь...

– О, Боже, папа!.. – Анжела задыхалась. Движения ее бедер становились все резче. Мне нравилось ощущение, возникающее от трения наших промежностей, но хотелось чего-то большего... Она, наконец, оторвала лицо от моей шеи, и я тут же потянулся к ней за поцелуем. Моя дочь приоткрыла рот, и когда наши губы встретились, я буквально впился поцелуем в ее пухлые губки. Я чувствовал жар, исходящий от ее киски... Просунув одну руку между нами, я ладонью нашел ее подростковую грудь и сжал. Она была довольно крепкой, но в тоже время притягательно мягкой. Пальцы нащупали твердый камешек ее соска и сильно сжали. Анжела вздрогнула и застонала, но так и не прервала поцелуя, позволяя сплетаться нашим языкам... Я мял ее груди сквозь ткань майки, испытывая от этого даже большее удовольствие, чем от движения киски по члену. Она действительно была горячей...

Спохватившись, я оттолкнул ее, прервав поцелуй. Анжела села, упираясь руками мне в грудь. Взгляд ее плыл... Перестав уже соображать что-либо, я задрал ее майку, обнажив грудь. Хорошо очерченная, хоть и не слишком большая еще, она манила меня... Я взялся за эти холмики обеими руками и стал массировать их, чувствуя жар ее тела своим членом. Чего скрывать, я уже хотел трахнуть ее. Хотел так, как еще ни одну женщину на свете... Когда я все же сумел остановиться и убрать руки, дочь сама наклонилась вперед, так что ее сисечки повисли прямо над моими губами. Не выдержав, я приподнялся и втянул один сосок в рот. Поласкав его языком и губами, я взялся за следующий. Анжела прикрыла глаза и слегка постанывала...

Новый звук отвлек меня от этого приятного занятия, и я повернулся туда, где были жена с сыном. Они уже полностью разделись, при этом Денис стоял на коленях, а жена, стоя на четвереньках, сосала его член, причмокивая и постанывая. Ее голые груди колыхались при этом, и сын ухватился за них, начав мять и покручивать...

Я снова повернулся к дочери. Анжела, уже скинув майку, лихорадочно возилась с молнией на моих шортах. Наконец, справившись с ней, она стянула их с меня вместе с плавками, и какое-то время рассматривала стоящий член. Потом, не колеблясь, она привстала и скинула свои трусики, оставшись нагишом... Снизу мне открылся великолепный вид на ее самые интимные места. Губки ее писечки, покрытые светлым пушком, набухли и приоткрылись, блестя соком и издавая дразнящий аромат.

Дочь, опираясь руками на мою грудь, медленно опустилась вниз, пристраиваясь своей киской к моему члену. Я с удовольствием наблюдал, как она, обхватив член рукой, сама направила его к входу во влагалище...

Первый контакт был подобен удару электрическим током, пробившему разрядом все мое тело. Не сдержавшись, я громко охнул... Очень медленно она опускалась на мой член… Головка с трудом преодолевая устье входа, внезапно уперлось во что-то… и я придержал ее, начав потихоньку двигаться вперед-назад, давая девочке привыкнуть к новым ощущениям. Но она сама, лихорадочно шепча – «хочу… хочу…» – резко надавила, и головка скользнула внутрь, раздвигая стенки влагалища, которые насаживаясь, плотно сжали мое напряженное орудие…

Она даже не вскрикнула, сказав мне после, что боли вовсе и не было, было лишь ощущение, словно что-то приоткрылось в ней и вдохнуло все возрастающее наслаждение... Внутри ее узкого влагалища было так горячо, словно там полыхал пожар, воспламенивший меня. Приложив максимум усилий, я все-таки смог сдержаться, чтобы не кончить тут же без всяких движений... После того, как член вошел до конца, Анжела немного отдышалась, покачиваясь на нем, а потом, привыкнув к его размеру, стала медленно двигать бедрами вверх-вниз, позволяя мне играть с ее грудью...

О, черт! Я трахал собственную дочь, заставляя ее стонать от наслаждения... Впрочем, громкие стоны Анжелы стали все чаще прерываться всхлипами и криками моей жены:

– Денис!.. Еще… Давай, малыш… глубже!.. Так… так… еще… еще!!.. Ооо… Аааааа!..

Катя все так же стояла на четвереньках, но уже спиной к сыну, а Денис с энтузиазмом трахал ее сзади, схватившись руками за бедра. Его член двигался подобно отбойному молотку: изредка появляясь на свет, он снова и снова вонзался в материнское лоно. Ее свисающие груди качались подобно маятнику в часах, а вся сцена напоминала порнографический фильм...

– Господи, папа... – Анжела задыхалась. – Что же это?!..

– Ни о чем не думай, милая, – быстро проговорил и еще сильнее стал мять ее грудь. – Просто расслабься…

– Это… неправильно!.. – в голосе Анжелы чувствовались подступающие слезы, впрочем, она не переставала двигаться, – Но… я так хочу тебя…

– О Боже!!.. – Катя уже кричала. – Давай, сынок… кончай в меня!.. Денис!.. Я хочу почувствовать твою сперму...

– Да, мама!.. – Денис тоже кричал. Его тело сотрясали конвульсии. – Я кончаю... Вот!.. Вот!!.. Вооот!!!..

Он практически лег на мать, стискивая ее груди, вдалбливаясь бедрами в ее зад...

– О да!.. Да!… Так!!.. Я чувствую... Я чувствую… она заливает меня!..

Я посмотрел в глаза своей дочери...

– Знаешь… – сказал я, – то, что мы делаем… это… так задумано природой… не думай ни о чем, главное, чтобы тебе было хорошо...

Анжела раздумала плакать и сосредоточилась на движениях, темп которых постепенно нарастал...

– Я хочу… чтоб ты тоже… кончил в меня… папа... – лихорадочно бормотала дочь, – Я хочу… почувствовать ее… внутри… себя… как мама...

Я обхватил ее за бедра, и стал задавать темп движения. Несколько резких толчков оказались достаточными для того, чтобы мой член запульсировал, и начал толчками исторгать сперму в тело дочери...

– О, крошка!.. Папа кончает... кончает...

– Яааа… ааахх… тоже чувствуюууу… О, черт!.. Это так горячоооо… аахХХ!!..

Последние слова прервались вскриком, когда все ее тело забилось в оргазме...

– ААААААаааххх!.. ОООооооххх!.. – Моя дочь кричала, дергаясь на моем члене. – О Боже, папа… Это так здоровооо… уууХХХ!..

Внезапно обессилев, Анжела упала мне на грудь и, схватив мое лицо руками, приникла к губам... Мой член по-прежнему был внутри нее, быстро опадая. Наши языки снова переплелись, а мои руки опустились ей на попку.

Краем глаза я глянул на жену, все еще стоящую на четвереньках, и обсасывающую член сына. Денис же в это время с интересом наблюдал за мной и сестренкой.


Немного отдышавшись, я просунул руку между ягодицами дочки и, нащупав свой, уже обмякший член, просунул указательный палец параллельно ему во влагалище, откуда вытекала переполнявшая его сперма. Там было настолько тесно, что палец с трудом находил дорогу, однако, наших с дочерью выделений с лихвой хватало, чтобы позволить ему войти наполовину и заставить член проявить признаки жизни. Анжела в это время лежала щекой у меня на груди, все еще часто дыша, и глядела в сторону брата, член которого вяло свисал над лежащей навзничь утомленной матерью... Внезапно дочь протянула руку и схватила его, отчего тот немедленно стал вновь набухать и подниматься толчками.

– Интересно, он всегда так? – спросила она то ли у меня, то ли у брата. Денис промолчал, а я ответил:

– Да, милая, такова уж природа, – мой член в это время тоже быстро рос внутри нее, так что пришлось убрать свой палец, а Анжела при этом тихо застонала:

– Господи, до чего же приятно!.. – она вильнула бедрами, устраиваясь поудобнее на оживающем инструменте, и провела рукой вдоль члена брата.

– Не так, – подала голос Катя, – смотри, как надо...

Она мягко обхватила член сына своей ладонью и начала возвратно-поступательные движения, заставляя шкурку двигаться, то открывая, то вновь закрывая головку. Денис тоже протянул руку и коснулся груди сестры, сжал ее и как бы выдавил из руки, пока в пальцах не остался лишь сосок, который он покрутил из стороны в сторону. Это немедленно отозвалось дрожью внутри ее влагалища, которая передалась моему члену, тут же принявшему боевую стойку. Анжела опять учащенно задышала и закрыла глаза...

Член Дениса уже стоял, показав свои немалые размеры, пожалуй, лишь ненамного меньшие, чем у меня. Надо же, а ведь, кажется, еще совсем недавно был такой милый карапуз!

Денис продолжал мять грудь Анжелы и теребить ее сосок. В этот момент я начал потихоньку двигаться внутри нее... По-видимому, все это доставляло ей большое удовольствие, поскольку она дышала все чаще, а ротик ее приоткрылся, словно цветочный бутон по росе. Соски ее напряглись, а тело задвигалось, подлаживаясь под меня. Я взял ее за бедра и, то поднимая, то опуская их, задавал темп... А рядом Катерина дрочила член сына...

Тут он придвинулся к нам, отняв свой член у матери, и пристроил его к губам сестры.

– Пап, я хочу, чтобы она попробовала, можно? – робко осведомился он у меня.

– Это уж ты у нее спроси, – ответил я, сосредоточившись на своих ощущениях...

Мой член, плотно охваченный девичьим влагалищем, казалось, сейчас лопнет от переполнявшей его крови. Внутри было так горячо и скользко, и каждое движение приносило столько новых ощущений... Вот я чувствую, как касаюсь чего-то в глубине, и в этот момент Анжела охает, и спазм, прокатившийся вдоль ее влагалища, придает новые силы моему истосковавшемуся орудию... А теперь, при движении назад, я чувствую, как вслед за членом движутся стенки ее органа, словно не желая отпускать его, заставляя половые губки увеличиваться в размерах... И снова – вперед, и ее губки идут вслед за членом, утопая внутри… опять касание… и вскрик… и еще… и еще… Но внезапно крики стали глуше, я открыл глаза и увидел, что у Анжелы во рту находится член брата!.. Она держала его одной рукой, продолжая другой обнимать меня за шею, и с энтузиазмом сосала его и облизывала, а моя жена с интересом наблюдала за этим, приподняв голову и опершись согнутой в локте рукой на спальник.

Денис, ухватил сестру за голову и, как бы, натягивал ее на себя, хотя контроль все же оставался за ней...

– А у тебя неплохо получается! – поощрительно сказала Катя, – Еще немного тренировки, и такая кому-то жена достанется, пальчики оближешь! Те парни, что теперь не обращают на тебя внимания, все локти себе перекусают.

Анжела в ответ активнее заработала бедрами и ртом, так что уже через пару минут Денис взорвался… Дочка, поперхнувшись, выплюнула член брата и закашлялась, отплевываясь, при этом сперма забрызгала все ее лицо и спину... Но почти сразу же внутри нее заработал мой пожарный гидрант, заливая все потоками спермы, и она судорожно всхлипнула, а потом закричала, забившись в конвульсиях второго уже за сегодня оргазма:

– Дааааааа… ещееооо!.. ХочууууухххХХ!!!.. Ооооо…. ОооохххХХ!!.. Ооо!… Ааа…

Постепенно ее крики перешли в несвязное бормотание:

– Папочка… миленький… как же хорошо-то… еще хочу… дааа… вот тааак… – ее бедра крутились и раскачивались, а киска как бы отдаивала мой член, выпивая все до последней капли...


Когда я, наконец, пришел в себя от небывалых ощущений, то обнаружил, что дочка без сил лежит на мне, уткнувшись носом в подмышку, мой опавший член – внутри нее, а жена, держа член Дениса в руках, откинулась на рюкзак и, прижимая голову сына к своей груди, задумчиво смотрит на нас.

– Даа, интересно все получилось, ты не находишь? И что же дальше со всем этим будем делать? – обратилась она ко мне.

– Нуу, – осторожно начал я, – Во первых, никакой катастрофы не произошло, в конце концов, от воспаления легких мы детей уж точно спасли. И потом… я знаю, что есть такие семьи, где все это считается в порядке вещей. Да и детям это придаст уверенности в их взаимоотношениях со сверстниками.

– Ага, умник, а безопасность?! Сегодня, я посчитала, Анжеле можно, но ты ведь этого не знал!?

– Да, – повинился я, – как-то все внезапно вышло, не подумал я.

– Вот-вот, не подумал! Они тем более не думали… а может, и не знали.

– Нет, мам, – подала голос Анжела, нам уже говорили об этом на уроках биологии.

– Нам тоже, – откликнулся Денис, – Только я не знаю, как это надо считать, так что сама скажи, тебе-то можно было?

Жена, немного сконфузившись, быстро нашлась:

– Я таблетки специальные пью, так что в меня – безопасно.

– А мне такие таблетки можно, – живо поинтересовалась Анжела, соскользнув с моего члена, и тоже пристроившись головой на груди матери. Я невольно обратил внимание на ее раскинутые ноги и вытекающую из писечки тонкую струйку спермы.

– Нет, тебе пока не надо. Впрочем, есть другие способы предохранения... И вообще, пора вас, раз уж все так получилось, приобщать к культуре секса. Хоть какая-то польза будет от всего этого...

Моя жена всегда была прагматичной и могла любую ситуацию обратить на пользу.

– Давай прямо сейчас, а?! Ну, давай, – загорелись дети.

– Нет уж, сейчас будем спать, а все дела завтра, – непреклонным голосом, возвестила супруга, и мы разместились по спальникам, погасив фонарь.

– Мам, а мы теперь всегда так будем? – сонно поинтересовалась дочь.

– Спи уж, там будет видно, – вздохнула мать, и добавила, – Если будете себя хорошо вести...

Дочь успокоено засопела. Потом постепенно заснули и остальные.



Пробуждение

За ночь дождь прошел, и утром нас встретило солнце. Неподалеку был слышен звон ручья, так что вопрос, где умыться и напиться, отпал сам собой. После приведения себя в порядок, все семейство позавтракало разогретыми на не без труда разожженном костре консервами.

– Мам, а когда учиться культуре начнем, – подала голос младшая.

Мы с женой переглянулись. С утра воспоминания были какими-то не вполне реальными, и мы уж подумывали спустить все на тормозах, и забыть о нечаянном приключении, но все оказалось не так просто, вот и Денис подключился:

– Да, мам, ты же обещала, что сделаешь нас более уверенными в себе, а это требует подготовки.

– Что-то я не помню, чтобы обещала такое, – недовольно проворчала жена, но делать было нечего, и она продолжила, – Прежде всего, вы должны твердо пообещать, что обо всем этом никто не должен знать!

Дети c готовностью закивали головами.

– То есть, НИКТО: ни друзья, ни подруги, ни бабушки с дедушками... Если узнает хоть одна душа, мы немедленно все прекратим. И вообще, многие считают подобное недопустимым… но… ведь, вам понравилось и вы хотите этого?

– Да, да! – с энтузиазмом закричали дети, – Хотим, и никому ничего не скажем!

– Хорошо, тогда начнем с того, как надо предохраняться.

Жена взяла все в свои руки, и я был этому рад, поскольку, честно говоря, не знал, как себя вести дальше, и при этом хотел бы еще хоть раз посетить пещерку своей красавицы-дочки. В это время жена достала предусмотрительно припасенную пачку презервативов и начала объяснять их назначение и метод использования. По всему было видно, что детям это уже известно, но когда жена предложила перейти к практическим занятиям, они оживились.

– Так, Анжела, ты будешь одевать презерватив на папу, поскольку уже знакома с его штучкой, – усмехнулась она, – А я – на Дениса, по той же причине...

Несколько смущаясь при свете дня, мы с Денисом спустили шорты и плавки, и наши женщины приступили к упражнению. Катя показывала все на быстро вставшем члене Дениса, а Анжела повторяла движения, с усердием, слегка высунув язычок, надевая презик на мой эрегированный член. После чего Катя показала на Денисе, как надо удовлетворять мужчину ртом, и Анжелка тут же засунула себе в рот мою соску, благо кондомы были ароматизированные и со вкусом какой-то ягоды...

Ох, до чего же это было приятно! Ее не вполне умелые действия с лихвой восполнялись энтузиазмом неофитки и новизной ощущений, ведь член мой находился не где-нибудь, а во рту моей же дочери! Это было совсем по-другому, чем вчера, но не менее сладостно. «Хорошо бы потом еще и вчерашнее повторить», – подумал я.

Постепенно Анжела возбудилась и начала сама теребить свой клитор, а потом, оторвавшись от меня, спросила:

– Мам, а… туда… можно?..

– Нет, пока рано, – прервав занятия с сыном, ответила, Катя.

– Но так хочется! – воскликнула дочь, – Вчера ведь так классно было! Почему сегодня нельзя?

– Ммм… ну, пожалуй, сегодня тебе тоже можно, но сначала надо пройти ликбез, а уж потом, на закуску…

– А что ты имеешь в виду? – заинтересовался Денис, явно получавший удовольствие от проводимого упражнения.

– Ну, мы покажем вам, как можно доставить женщине удовлетворение без проникновения в ее влагалище. Правда, милый? – обратилась она ко мне.

– Да-да, – вздрогнул я, очнувшись от грез.

– Давай, тогда, начни с Анжелы, а ты, Денис, смотри и тренируйся на мне.

Я с готовностью уложил Анжелку перед собой на спину и, раздвинув согнутые в коленях ноги, расположился между ними, опершись локтями на спальник, а потом начал ласкать крепкие грудки, сжимая их руками и теребя соски. Анжела зажмурилась и расслабилась, учащенно дыша. Я же в это время припал губами к ее шейке, где часто трепетала жилка, выдавая возбуждение, а потом спустился вниз к соскам, которые с удовольствием пососал и полизал, продолжая сжимать сиськи руками. Потом – ниже, к пупочку… и вот – моя голова – между ее ножек, а перед глазами – слегка опушенная киска с припухшими половыми губками, из которых выглядывает ярко-розовый венчик малых срамных губ… Я припал к этому богатству провел языком между губок, раскрывая их, пока не добрался до маленькой горошинки клитора, едва пробивающейся в верхнем их стыке. Анжелу в этот момент пронзила сладостная дрожь и она протяжно застонала…

Я заработал языком, проводя им между губок и периодически вводя во влагалище, где тщательно массировал чувствительные стеночки, а потом опять возвращался к клитору, посасывая и теребя его… Анжела тихонько повизгивала и то с силой стискивала мою голову бедрами, то, раздвигая их, подавалась навстречу моему языку, пытаясь сделать так, чтобы он проник как можно глубже…

Слева начали доноситься знакомые стоны жены. Ненадолго отвлекшись, я обнаружил, что наш старший усердно повторял урок под руководством матери, зарывшись лицом в ее промежность, и вот, она уже находится недалеко от оргазма. Я поспешно повернулся к дочери…

Лицо ее раскраснелось, руками она ритмично сжимала груди и лихорадочно облизывала язычком пересыхающие губы. Изо рта ее вырывалось жаркое дыхание вперемежку со стонами наслаждения. Я потребил клитор пальцем и осторожно нажал на него… Это произвело эффект бомбы: Анжела выгнулась и громко закричала:

– Аааа!!!.. Даааа…. ещееооо… – Я схватил ее за бедра, всосал клитор и покрутил головой.

– Оооххх!!! – взвизгнула она? Забилась подо мной, судорожно вцепившись руками в мою голову, … и обмякла.

Я сел, откинувшись на пятки и посмотрел налево. А там Денис, не выдержав напряжения, вставил свой облаченный в презерватив член в Катю, и, схватив ее за плечи, изо всех сил работал тазом... Стоны жены стали чаще и громче, голова ее замоталась из стороны в сторону, в то время, как руки лихорадочно мяли груди, так же как до того Анжелка…

– Еще! Еще… сильнее… вот так!.. да… да… да-да-дааааа!!!.. – она так же выгнулась, насадившись на член сына, потом закинула ноги ему на бедра и, и все еще прогнувшись и закусив губу, с силой пятками стала вгонять в себя его член…

И вот кульминация:

– Аааааааа!!.. – протяжно закричала жена и замерла, вцепившись руками в плечи Дениса, а он судорожными движениями изливался в нее, точнее, в надетый презерватив…

– Мааама!!!.. Все!.. – наконец, выдохнул он и рухнул на нее без сил.

Катя положила руку ему на голову и пригладила растрепанные волосы.

– Молодец, настоящим мужиком растешь! – похвалила она его, с трудом переведя дыхание, – Только вот задание не выполнил… – она улыбнулась. – Впрочем, все еще впереди, научишься, какие твои годы. – Она продолжала гладить его по голове одной рукой, протянув другую к Анжеле и ласково вытирая выступивший на лбу пот.

– Ну, а ты-то, как? Живая?

Анжелка благодарно погладила ее руку и сказала:

– Вы у нас самые здоровские родители. Я даже не догадывалась, насколько это приятно... Девчонки рассказывали разное, но большинству не понравилось.

– Девчонки? – удивился я, – Вы же только в восьмом классе! Откуда же они все знают?

– Да что ты, пап, – усмехнулась она, – у нас уже почти все попробовали и не по одному разу. Ты думаешь, отчего я так хотела… ну…

– Попробовать? – помогла ей мать.

– Ну да, у нас это, правда по другому называется – «потрахаться» – только я боялась боли, ну и не знала как и с кем это сделать.

– Фу, – оскорбилась Катерина, – слово-то какое нашли, будто кролики. А не понравилось им потому, что ваши сверстники еще полные неумехи, им лишь бы… вот именно, «потрахаться», а как удовольствие доставить подругам, ума не хватает.

– А я, мам, как же? – обиженно прогудел Денис.

– Нуу, ты – другое дело. Ты у нас – ас! – засмеялась Катя, шлепнув его по заду, и скинула с себя.

– Все, хватит, пока. Всем подмываться, прибираться и дальше пойдем. До следующей ночевки еще шагать и шагать.

– Эээ… а мне? – испуганно воскликнул я. Член продолжал торчать, словно рог у кабана.

– Бедненький! – пожалела меня жена, – Сейчас, мы с Анжелой поможем, правда дочка?

– Конечно! – воскликнула дочь, быстро повернулась ко мне и, ухватившись за член, стянула с него презерватив. А потом они вдвоем начали доводить меня до разрядки. Анжела была способной ученицей, так что к концу у нее получалось, подчас, даже лучше, чем у матери. В тот момент, когда она быстрыми движениями языка ласкала уздечку, я просто был на седьмом небе. Так что стоит ли удивляться, что уже через пять минут я выпустил фонтан, перехваченный и выпитый Катериной под несколько ошеломленным взглядом дочери...


***

Весь дневной переход мы проделали на одном дыхании с часовым перерывом на обед. Дети, обычно отвлекавшиеся по разному поводу, сегодня целеустремленно спешили вперед, не жалуясь на усталость. Идя впереди нас, они обменивались впечатлениями, время от времени обращаясь к нам за разъяснениями, и строили планы на вечер. Пару раз дочка шутливо хватала Дениса за выпирающий сквозь шорты член, а он, в свою очередь, догнав убегающую хохочущую сестру, облапливал ее, стараясь одновременно схватиться за грудь и запустить руку под юбку. Анжела шутливо отбивалась, но по ее раскрасневшемуся лицу было видно, что игра ей далеко не неприятна.

Мы с женой, преодолев некоторую неловкость после не совсем обычного происшествия, постепенно перешли к обсуждению планов их дальнейшего сексуального образования. Собственно, начала-то жена, первой высказавшая мысль, что раз уж так получилось, то надо по максимуму извлечь пользу из ситуации. Что загнать выпущенного джина обратно в бутылку не удастся, было совершенно ясно – в конце концов дети живут далеко от нас – да и не хотелось, в общем-то. Каждый из нас почувствовал, насколько это здорово, когда есть возможность раскрепоститься в семье, не скрывая своих желаний и доставляя удовольствие друг другу.

На месте новой стоянки возле быстрой горной речки мы разбили палатку и устроили внутри все так, чтобы было удобно не только действовать, но и наблюдать. Для этой цели фонарь прикрепили к верхней планке таким образом, чтобы он обеспечивал внутри мягкий рассеянный свет. После ужина, который все постарались съесть быстрее, Катя нагрела котелок воды и предложила осуществить санитарно-гигиеническое омовение гениталий. При этом она велела Денису как следует вымыть киску Анжелы, а той – заняться писюном брата. После вчерашней ночи и сегодняшнего утра мы совсем перестали стесняться друг друга. Вечер был теплый, мы были далеко от цивилизации, так что несмотря на еще светлое время суток, все полностью разделись и приступили к процедуре...

Анжела ухватившись за член брата, который немедленно встал при этом, подтащила его к котелку и, зачерпнув чашкой теплую воду и плеснув на член, намылила его, а потом поливая тонкой струйкой, смыла все на землю.

– Нет-нет, – вмешалась Катя, – Ты должна обнажить головку и хорошенько промыть все внутри.

Она показала это на мне, тщательно промыв член, особенно постаравшись под крайней плотью. У меня тут же появилось желание трахнуть ее… или дочь…

Анжела, внимательно наблюдавшая за процедурой, в точности повторила ее на брате.

– Теперь давай ты, – обратилась она ко мне. Мы часто практиковали такие ласки в прошлом, так что теперь я умело намылил киску жены и ласково промыл ее из кружки, не забывая протереть чистыми пальцами внутренние стенки. Катя в это время сидела, откинувшись назад на травке. Она закрыла глаза, дыхание ее участилось, а соски напряглись и встали торчком. Я продолжил ласки, но тут дочка, неотрывно следящая за моими манипуляциями, подала голос:

– Теперь моя очередь!

Очнувшись, жена предложила сыну повторить процедуру с Анжелкой. Та села рядом с матерью, расставив ноги и облокотившись локтями на траву. Денис набрал в кружку воды и полил ее на Анжелкину писю. Все взгляды были прикованы к ней. Потом он намылил светлые волосики сестры и просунул палец внутрь, проведя им по стенкам влагалища.

– Просунь два пальца, – посоветовал я, – так будет удобней.

Сын послушался, и когда сделал это, из груди дочери вырвался судорожный вздох. Потом он стал сливать воду, смывая пену.

– Внутри, внутри не забудь, – подсказала жена, глядя на все это блестящими от возбуждения глазами.

Сын набрал воды в согнутую ковшом руку и полил внутрь Анжелкиной писи.

– Ой, щекотно! – заверещала та, впрочем, даже и не пытаясь отодвинуться. Дыхание у нее участилось и она неосознанно задвигала бедрами, когда сын начал промывать внутренности ее органа...

Наконец, процедура была закончена. Все возбудились до крайности и ситуация требовала разрядки.

– Так, – сказала супруга, после того, как все собрались в палатке и расселись нагишом на расстеленных спальных мешках. – Сегодня Анжелке тоже еще можно, так что у детей есть прекрасный шанс доставить удовольствие друг другу. В другие дни этого делать нельзя, поскольку сдерживаться они еще не умеют.

– Маам, а может, лучше паапа? – протянула Анжела, – у него классно получается.

– Ничего, Денис тоже неплох. И потом, не всегда у отца будет возможность, а вас теперь не остановить, и если вы не сможете сбросить сексуального напряжения друг с другом, то будете искать кого-нибудь на стороне, а это не всегда хорошо. Короче, пока не найдете свою половину, секс должен быть только в семье. Понятно?

Подумав, дети согласились.

– Мы вам покажем несколько наиболее популярных поз, а потом уж вы сами будете изобретать. Первая поза – миссионерская, при этом хорошо видно выражение лица партнера и можно регулировать движения, ориентируясь на него.

Она легла на спину, раскинув ноги, и поманила меня. Я быстро пристроился над ней и скомандовал:

– Анжела, возьми мой член и поводи им между губок мамы.

Катина щелка уже блестела от выделившейся смазки, так что член мягко скользил, раздвигая набухшие губки туда-сюда, периодически проходясь по венчику малых срамных губок и задевая клитор, торчащий над ними, словно маленький членик. При каждом таком касании супругу пронизывала крупная дрожь, дыхание ее стало прерывистым... При очередном таком движении я резко двинул бедрами, и так быстро ввел свой агрегат в давно уже готовую пещерку, что кончики пальцев Анжелы, тоже были вдавлены туда.

– Ой, как горячо! – пискнула дочка и отдернула руку.

Введя член на всю длину, я остановился и посмотрел на детей. Денис был на взводе, как, впрочем, и его сестра.

– Давайте-ка, повторите позицию, – скомандовал я, поскольку жена молчала, на время самоустранившись, и, обняв меня за шею, тихонько двигала бедрами, чтобы чувствовать шевеление внутри себя.

Анжела быстро устроилась рядом с нами, так же раскинув ноги, а Денис несмело опустился между ними на колени и попытался пристроиться к ее гнезду. Быстро это не получилось, поскольку с непривычки он тыкался невпопад, так что, в конце концов, Анжелка нетерпеливо схватила его член и сама направила к входу...

– Ооохх! – вырвалось у нее, когда Денис с маху засадил свою игрушку.

Я начал двигаться в Катиной киске, посматривая на детей. Денис повторял движения, благо это было нетрудно.

Катино влагалище было, конечно пошире Анжелкиного – все-таки двоих родила – но зато она умела мышцами сжимать член так, как будто это было рукопожатие, что придавало дополнительный импульс и дарило обоим огромное наслаждение. Вот и теперь она начала эти, любимые мной, упражнения, так что мне пришлось остановиться, чтобы не кончить преждевременно. Я вышел, и перевернул ее на живот, при этом она выгнулась, выставив свою попку вверх, так что я, введя член, смог коснуться входа в матку. Дети увлеченно продолжали первое упражнение, не обращая на нас внимания. Анжела при этом постанывала от наслаждения...

– Стоп, стоп, стоп! – слегка хриплым от возбуждения голосом прикрикнула Катюша. – Мы договорились, что сначала учеба, а потом удовольствие.

Денис неохотно остановился, не вынимая члена из сестры.

– Мам, ну пусть он продолжает, мне так нравится! – возбужденно воскликнула Анжела, нетерпеливо двигая бедрами.

– Ничего… тебе понравится и по-другому… – прерывистым от моих движений голосом, заверила ее жена, – Ну-ка, вставай, как я… а ты, Денис, введи свой член сзади… как мне вчера.

Анжела перевернулась на живот и выставила аппетитную попку. Денис членом нащупал вход и вогнал его в глубину изнывающей писечки. Анжела удовлетворенно вздохнула и инстинктивно стала подмахивать брату. Оба они чувствовали все возрастающее наслаждение от взаимного трения своих органов....

– Эта поза называется «всадник», – продолжала пояснения Катерина, одновременно крепко сжимая стенки влагалища, так что мне опять пришлось остановиться, чтобы не прервать сеанс. На что жена недовольно качнула бедрами, как бы намекая, что она и сама может двигаться.

Денис в это время усердно долбил киску сестры, сжимая руками ее бедра. Она стояла на локтях, и ее небольшие грудки соблазнительно покачивались рядом со мной. Я протянул руку и зажал одну из них в кулаке, а потом выпустил, взглядом указав сыну. Он тотчас схватился обеими руками за груди Анжелы и стал их мять и теребить. Стоны ее усилились, перейдя в бормотание:

– Да… да… братик… еще… еще… – и она энергичнее задвигала задом навстречу его движениям...

Катя двигалась на моем члене, положа голову на скрещенные руки и повернув ее в сторону детей. Я передохнул и опять наращивал темп, так что уже спустя немного времени, Катя тоже застонала и забормотала:

– Да... да… еще… так…

«Видимо, бормотание, это у Анжелы – наследственное», – подумал я. – «Вся в мать».

И тут Денис задергался, вскрикнул, и излился внутрь сестры, которая не успела дойти до финиша... Какое-то время он еще продолжал двигаться внутри нее, но член быстро опал и вывалился.

– Ну как же так?! – расстроенно воскликнула дочка, –Я же еще хочу!!..

Она протянула назад руку, схватила член брата и стала лихорадочно дрочить его, однако, для восстановления работоспособности требовалось время. В этот момент, всхлипывая и содрогаясь, начала кончать Катюша…

Убедившись в бесплотности своих усилий, дочь обратила к нам лицо, на котором уже закипали слезы.

– Папа, мама, ну сделайте же что-нибудь!! Я так не могу!!!

Катя вытянулась на спальнике и, чуть переведя дыхание, со смешком повернулась ко мне:

– Что ж, иди, выручай молодежь. Правильно говорят, что старый конь борозды не испортит...

Денис удрученно отсел в сторону, а я передвинулся к дочери и плавно ввел свой колом стоящий член в ее влагалище. Оно благодарно обхватило его, надевшись плотно, как перчатка, но и легко, будучи залито спермой сына... Анжела замерла, когда член коснулся матки, и затрепетала. Я тоже остановился и дал ей привыкнуть к новому ощущению, а потом задвигался, стараясь не сильно бить по входу в матку, чтобы не травмировать ее… Дочь часто задышала и начала активно насаживаться на член, так что мне пришлось крепко взять ее за бедра и самому регулировать глубину проникновения... Снова неконтролируемые звуки полетели из ее рта.

– Оох… каак… даа… таак… Еще… еще… ещееооо!!!

Она заметалась из стороны в сторону, движения ее стали быстрее и хаотичнее… Потом она сильно прогнулась и прижалась ко мне задом, так что я не выдержал и выплеснулся несколькими сильными струями прямо в матку…

– Ааааааааааа….. – громко закричала Анжела… и обмякла.

Не упала она только потому, что я все еще держал ее за бедра. Киска ее пульсировала, массируя мой фонтанирующий член, и опять, как бы отдаивая его...

«Великолепная особенность», – отметил я про себя, – «Действительно, вот кому-то счастье достанется, когда вырастет»!


***

Ночью все спали как убитые. Сказались тяжелый переход и сексуальные упражнения. А утро было пасмурным, хорошо хоть, что дождя не предвиделось, но настроение у меня было хмурым, оно часто зависело от погоды. Дети же, напротив, вскочили радостные в предвкушении новых забав. Они готовы были повторить полученные уроки немедленно, но строгая мама погнала их умываться и чистить зубы.

После завтрака дети хотели немедленно предаться сексуальным утехам, видимо, сказывался утренний гормональный всплеск, но Катя, когда все же поняла, что без этого от них в дороге будет мало толку, приказала сделать предварительную санобработку.

– Вы должны помнить, – сказала она им, – что секс всегда должен совершаться в чистоте, иначе очень легко подцепить какую-нибудь заразу. – Так что всем пришлось подмыться, при этом сегодня мы с Анжелой подмывали друг друга, а Катя – с Денисом.

– Сегодня отец покажет вам некоторые движения, способные усилить наслаждение женщины. – Катя опять встала на четвереньки и прогнулась, приглашающе кивнув мне.

Я вошел в нее классическим образом и, сделав несколько разогревающих движений, остановился, а потом резко крутанул бедрами несколько раз так, что член провернулся внутри Катиной киски, чувствительно проехав по ее стенкам. Катя, протяжно застонав, благодарно пожала член их сокращением. Денис тоже попытался, было, войти в сестру, уже с готовностью подставившую свой зад, но бдительная мать не дала:

– Нет, сегодня у Анжелы опасный день, а ты еще не научился контролировать себя. Так что ей пока будет заниматься отец, у него опыта хватает. А ты тренируйся на мне.

Я вышел из супруги и уступил место сыну. Тот быстро вошел на всю длину и задвигался внутри матери… Потом, под моим руководством он крутанул «пропеллер» – так мы с женой называли этот прием – а дальше им стала руководить Катя, подсказывая, как и какие движения лучше делать, а я придвинулся к дочери. Анжелка в нетерпении подрагивала бедрами, как застоявшаяся лошадь, и когда я начал вдвигать ей свой член, с силой насадилась на него…

– Аааххх… как здорово!.. – простонала она.

Я, так же как и с Катей, проделал несколько поступательных движений, а потом, крепко ухватив дочурку за бедра, провернул «пропеллер». Анжелка аж взвыла от наслаждения:

– Вау! Ты что-то задел там… у меня даже ноги подкосились!! Давай еще...

Я «дал еще»… потом еще… затем подвигал бедрами вверх-вниз, одновременно продвигая член вперед и назад, так что он зигзагом прошелся у нее внутри, тараня то переднюю, то заднюю стенки влагалища – мы с Катей называли это «змейкой» – после чего дочь перестала что-либо соображать и только тонко пищала свое обычное:

– Да… дааах… еще… еще… аааааа… ооооййй… папочка, давай… ещеоооо!!…

Внутри нее чередой пошли спазмы, она опять задергалась на члене в разные стороны, а мне пришлось срочно остановиться, иначе б не выдержал. Я все же помнил об опасности сегодняшнего дня и, стараясь отвлечься, посмотрел на жену с сыном. Денис все делал правильно, так что Катерина перестала его контролировать и полностью отдалась наслаждению, уже подходя к пику...

К счастью, ее влагалище не было таким узким, как у Анжелы, поэтому Денис мог долго сдерживаться, и им хватило времени, чтобы одновременно прийти к финишу...

Вскоре Катя заохала, заметалась из стороны в сторону, а потом закричала и бурно кончила, а Денис, наращивая темп, продолжил марафон... Но тут она применила свой фирменный трюк – «рукопожатие» – и сын, вскрикнув, тотчас выплеснулся внутри… дернулся еще пару раз и повалился на мать, которая не удержавшись, упала вперед. Так они и лежали: Денис на матери, не вынимая из нее члена.

Анжела уже обмякла у меня в руках, но я-то хотел продолжения. Поэтому, протянув руку, я взял приготовленный заранее кондом, и вытащив колом стоящий член из дочери, быстро натянул его и, перевернув ее на спину, опять вошел в тесное влагалище... Анжела вначале не подавала признаков жизни, но теперь у меня в руках и губах оказались ее прелестные грудки, которые, несмотря на подростковость, были очень даже аппетитными и, главное, чувствительными.

Уже через пару минут дочурка вновь ожила и стала двигаться подо мной, ухватив меня за плечи. Я применил все те же приемы, а кроме того, основательно приласкал грудь, так что минут через пять она с удивлением поняла, как она потом сказала мне, что второй оргазм может быть еще сильнее и ярче первого. Так что она снова замотала головой, с силой сжав мои плечи, и вновь закричала, в то время, как волны судорог внутри нее привели к финишу и меня... Я изливался в нее, наверное, не меньше минуты, пока не прекратились отдаивающие движения стенок.

Когда я вышел из нее и снял презерватив, там было, наверное, с полстакана спермы…

Я вытянулся рядом с дочерью, и она прижалась ко мне, обняв за шею и нежно поцеловала:

– Пап, ты – классный, – тихонько прошептала она мне на ухо. – Я бы хотела такого мужа, как ты...

Я обнял ее и осторожно провел рукой снизу вверх: пощекотав писечку, затем животик и грудь, потом погладил и поцеловал шейку, и наконец, добрался до пухлых губок, после чего поцеловал и их. Катя в это время лежала, обнявшись с Денисом, и они тоже шептали что-то друг другу, тихонько смеялись и ласкались. Жена еще со вчерашнего дня стала воспринимать Дениса в постели не как сына, но как «молодого человека весьма напоминавшего отца… местами». Что, впрочем, не мешало ей в остальное время ощущать его своим ребенком, требующим внимания и руководства...

В этот раз мы улеглись в спальники попарно – я с Анжелой, а Катя с Денисом – чтобы, как она сказала, не разрушить достигнутый душевный и физический контакт. Уставшие, мы быстро уснули в теплоте объятий друг друга.



Экстаз

Наутро опять было солнце и душа моя пела в предвкушении новых событий. В соседнем спальнике слышались веселая возня и перешептывания, которые спустя пару минут перешли в ритмичные вздохи и тихие стоны... Так, понятно: вторая половина не теряет времени даром. Я глянул в лицо прижавшейся ко мне дочери. Она спала, доверчиво положив голову мне на грудь и, по-видимому, ей снилось что-то хорошее, поскольку на лице ее играла легкая улыбка. Я протянул руку вниз и обнаружил, что ее киска выделяет сок. «Стало быть, сон-то – эротический!» – подумал я и решил подыграть.

Я потихоньку перекинул правую ножку дочери через себя, и осторожно нащупал уже готовым к бою членом устье входа в ее влагалище. После чего, взяв за бедра, я все так же осторожно и медленно передвинул ее таким образом, что член утонул в сладком плену ее пещерки, при этом еще раз отметив, насколько приятна плотная и нежная теплота стенок ее влагалища, дарящего неописуемую радость его обладателю... Постепенно, член вошел весь, и я замер, прислушиваясь. Дыхание дочери стало чаще, она пробормотала что-то вроде «да-да, я сейчас…», как видно, все еще во сне. Осторожно перекатившись в спальнике, я занял верхнее положение, ненароком приблизившись при этом к другой сладкой парочке...

Там Катерина, расстегнув для простора спальник, оседлала сына и откинувшись назад и закрыв глаза, галопом скакала на его члене, постанывая от наслаждения, а Денис, взявшись за ее груди, управлял этой скачкой…

Облокотившись на локти по сторонам Анжелы, я медленно начал движения, стараясь при этом быть на весу и не касаться ее… Она в ответ тоже застонала, облизав губы, и беспокойно задвигала руками в спальнике. Вот одна ее рука попала между нами и задела за член. Я замер. Рука бессознательно ощупала нечто, торчащее из ее вагины, а потом с силой сжала его и… отпустив, бессильно упала рядом с телом.

– Игореша… – прошептали ее губы, – милый, иди ко мне… – И она, внезапно обняв меня за шею и не раскрывая глаз, приникла жарким поцелуем.

Немного опешив, я ответил, и с новой силой стал вгонять окаменевший член в ее письку... Так продолжалось недолго, уже через пару минут, она взорвалась криками и стонами, заметавшись подо мной, и уже знакомые спазмы начали доить мой член, когда я спохватился, что сегодня нельзя, и как ошпаренный вылетел из нее, изливаясь ей на живот... В этот момент Анжела открыла глаза и спросонок непонимающе взглянула на меня.

– А где же… – она замолчала.

– … Игорь? – вопросительно докончил я.

Анжела густо покраснела и отвернулась. Там, куда упал ее взгляд, в это время Катя, только что кончив, обсасывала увядающий член Дениса. Она опять посмотрела на меня и попыталась сменить тему.

– А зачем мама так делает? – спросила она. Я решил пока не давить на нее и ответил:

– Вообще-то, женщина, иногда, таким образом благодарит за доставленное удовольствие, и потом, говорят, сперма полезна для женского организма...

Анжела тоже захотела попробовать, наверное, ей стало интересно, почему это постоянно проделывает мать.

– Ты знаешь? – удивленно обратилась она ко мне, после того, как первый раз облизала член. – А это вовсе и не противно… я бы даже сказала, вкусно. – И она с энтузиазмом стала обсасывать его, глотая все, что успело к тому времени вытечь... Это было до того приятно, что мой член опять стал оживать...

– А кто это, Игорь, – закончив «уборку», с интересом обратилась к нам Катя.

Анжела замерла, держа мой член во рту, а Денис тихо заржал:

– Это ее тайная любовь в школе, сынок артиста…

– А вот и неправда, – закричала дочь, подняв голову, она опять покраснела и была в этот момент очень красива: растрепанные волосы, блестящие глаза и румянец на щеках… Она метала гневные молнии в брата, неосознанно с силой сжимая в руке мое уже полуожившее орудие.

– Просто… просто он не такой, как другие! Он вежливый и начитанный! А ты… ты…

– Ну-ну, девочка, успокойся, – ласково обратилась к ней Катя, прижав к себе и погладив по голове. – У всех у нас была своя первая любовь и все мы признательны ей, ведь это она разбудила в нас чувственность. А Дениса не слушай, просто он, пока не влюблялся, мал еще.

– Как это, мал? – оскорбился Денис. – А кто говорил, что я – ас?!..

– Так ведь, секс – это еще не все, – улыбнулась жена. – Это только способ получить удовольствие, а любовь – это стремление доставить удовольствие другому, сделать так, чтобы его жизнь стала лучше. Ну… как, например, у нас с папой.

– Кстати, мам, ты не ревнуешь Анжелку к отцу?

– Ну с чего бы я стала ревновать, глупенький! Я ведь вижу, что ему хорошо, да и ей тоже. Вы ведь – наши дети, кто, если не мы, научит вас тонкостям обращения с противоположным полом? Ваши-то сверстники сами еще ничего не умеют. А чужой может так навредить, что навсегда отобьет у вас охоту.

– Мам, а я еще хочуу… – дурашливо-капризно протянул Денис, и Катя весело рассмеялась, слегка потрепав его торчащий член, потом, наклонившись, поцеловала его и сказала:

– Ему пока хватит, потерпи до вечера, любое излишество вредно.

Анжела, все еще дуясь на Дениса промолчала, а я, стыдливо прикрыв рукой свое вздыбленное достоинство, с сожалением потянулся к плавкам…


***

В этот раз поход протекал как обычно. Дети уже привыкли к ситуации и вели себя как всегда, отвлекаясь по разному поводу: то Анжелка отбежит в сторону, полюбоваться на какой-нибудь невзрачный с виду цветок, то Денис засмотрится на переплетение корней старой сосны, увидев в них что-то только ему одному понятное. Иногда, впрочем, они шушукались о чем-то и, прыснув, поглядывали в нашу сторону, а потом делали вид, что ничего не было...

Незадолго до заката, мы снова оборудовали стоянку, уже привычно разместив все так, чтобы без помех насладиться друг другом. В какой-то момент у меня мелькнула мысль, что, быть может, детям уже ничего и не надо, но сразу после установки палатки, ко мне подошла дочь и спросила:

– Пап, а ты можешь показать Денису, как ты эту… ну… когда… как-то вверх-вниз делал…

– Ты имеешь в виду «змейку»? – улыбнулся я. – Ну конечно, дорогая, это вовсе не так трудно.

– Понимаешь, – потупилась дочь, – мы ведь скоро уедем, а тебя там не будет… Ну, а мне очень уж понравилось, как ты… – Она стала пунцовой от прилившей к щекам крови.

– Понимаю, доченька. Ты хочешь, чтобы я обучил Дениса тому, что умею.

– Да! – облегченно воскликнула Анжела.

– Только ведь, для этого нужна постоянная практика, ты понимаешь?

– Ну конечно! Мы уже договорились делать это при каждом удобном случае...

– Погоди-ка, а ты не забыла о критических днях? Денис может не сдержаться, и тогда ты забеременешь! А это вовсе не здорово. – С тревогой предупредил я.

– Но ты, ведь, покажешь ему, как надо сдерживаться? – с надеждой посмотрела на меня дочь. И мне пришлось пообещать...

После гигиенических упражнений, когда дети подмыли друг друга – они, кстати, делали это уже вполне умело – мы расположились в палатке. Сегодня было решено научить Дениса контролировать себя. Поэтому по нашей просьбе Анжела надела ему презерватив и легла рядом на спину. Сын под нашим руководством подготовил ее, поласкав грудь и писечку, а потом осторожно ввел свой член. Дыхание его сестры сразу стало прерывистым, она закрыла глаза и, расслабившись, полностью отдалась наслаждению...

После нескольких движений, он пару раз крутанул «пропеллер» и, следуя моим указаниям, сделал «змейку». Анжела заохала и замотала головой. Чувствуя, что от спазмов во влагалище, сын сейчас кончит, я наклонился к нему и шепнул на ухо:

– Ты не помнишь, кто в прошлом чемпионате по футболу занял второе место?

Денис от удивления аж остановился, но я жестом дал команду продолжать, и повторил:

– Постарайся вспомнить, кто был на втором месте, это важно.

Денис, двигаясь внутри сестры, начал вспоминать… Анжела же в это время подходила к пику, ее руки судорожно комкали спальник и брошенную рядом одежду, она всхлипывала и кричала:

– Еще… еще!.. Да!.. Да!!.. Так!!! – она вся выгнулась, подаваясь навстречу брату, который докладывал результаты в общем-то ненужного мне чемпионата... Наконец, дочь протяжно вскикнула… затрепетала и обмякла…

– О как!.. – потрясенно воскликнул Денис. – А я, ведь, еще могу...

– Молодец! – искренне похвалила его Катя. – Теперь ты стал настоящим мужчиной, поскольку можешь дарить радость женщине, не подвергая ее риску.

Анжела постепенно приходила в себя.

– Значит, теперь мы можем практиковаться вместе? – спросила она.

– Ну… пусть Денис еще потренируется, а там посмотрим, – уклончиво пообещала жена.

– Теперь, дочка, твоя очередь учиться, – продолжила она, когда увидела, что сын нетерпеливо задвигал членом внутри сестры. – Постарайся сжать мышцы влагалища, как бы тужась, а Денис скажет, получилось ли что-нибудь.

Анжела сосредоточилась, и внезапно Денис воскликнул:

– Вау, она как будто пожала член рукой! – и еще усерднее задвигал тазом.

Дочь повторила упражнение несколько раз и сама возбудилась настолько, что ее стоны сначала пошли чередой в ритм движений Дениса, а потом перешли в непрерывный крик:

– Ааааааа… ооооёёёййййййй…

Катя поочередно закинула ее ноги Денису на плечи, и он, придавив ее бедра к груди, заработал, словно отбойный молоток…

– Ох! Ааааххх!.. – вырвалось из него и, прижавшись к сестре как можно плотнее, он судорожно начал выплескивать накопившееся семя, в то время, как ее пульсирующее влагалище отдаивало его член…

Не выдержав столь возбуждающего зрелища, мы с Катей тоже слились в танце любви…

Когда у нас все закончилось, дети, обнявшись, сидели рядом и наблюдали, как их родители получают удовольствие. Анжела, как выяснилось, успела снять

оценка: 3.02 голосов: 7254 дата: 09.10.2007 голосовать:  1  2  3  4  5

 




Обзор интересных интернет ссылок
Жесткая эротика
Частное фото
Секс знакомства